Сергей Морозов: Я - антикризисный управляющий

Как новый глава Ульяновской области собирается выводить из тупика проблемный регион
(Российская Газета, 2 февраля 2005 г. )



Сразу после инаугурации, состоявшейся 14 января, новый губернатор Ульяновской области Сергей Морозов заявил журналистам, что он готов сложить свои полномочия, чтобы президент сам принял решение о назначении.

 

 

Шаг, надо сказать, рискованный - вдруг президент решит иначе? Заявление тут же распространили все информационные агентства России. О том, почему Морозов решился на такое заявление и как выводить Ульяновскую область из кризиса, губернатор рассказал "Российской газете" на "деловом завтраке".

- Итак, Сергей Иванович, для начала все-таки скажите, почему вы решили заявить о том, что готовы сложить полномочия, чтобы президент назначил губернатора? Что вам дает назначение?

- Вотум доверия. Я получил этот пост в числе последних губернаторов, избираемых прямым голосованием. Получил в честной борьбе вотум доверия от народа. Но процедура найма на работу губернаторов изменилась. И продолжаются разговоры: "А будет ли Москва поддерживать Морозова?" У нас привыкли ждать кивка сверху, вместо того чтобы начать работать засучив рукава. Назначение - это кредит доверия. Я свое решение обозначил. Что будет дальше - зависит уже не от меня. Полагаю, существует определенный порядок внесения представления по каждой территории. Когда дойдет очередь до Ульяновской области, органы федеральной власти, которые уже знают мою позицию, сами решат, что и как докладывать президенту. Но это и экзамен для меня, ведь они посмотрят, что было мною сделано - и прежде, и сейчас. И если назначение состоится, я буду понимать, что, как антикризисный управляющий Ульяновской области, двигаюсь в верном направлении. И думаю, что в данной ситуации кредит доверия президента помог бы не столько мне, сколько самой Ульяновской области.

- Чем вы руководствовались, решив возглавить один из самых проблемных регионов России?

- Это своего рода вызов, брошенная перчатка, самоутверждение. Сумев справиться с проблемами Димитровграда, я ощущаю в себе силы и опыт для того, чтобы сделать больше. Здесь моя родина, и я хотел бы для нее принести столько пользы, насколько хватит моих способностей.

- Но область вы взяли тяжелейшую - не случайно Сергей Кириенко на инаугурации подарил вам лошадиный хомут. Долги энергетикам более 4 млрд. рублей, многие предприятия либо в процедуре банкротства, либо без заказов, сельское хозяйство в упадке. На что вы надеетесь? На увеличение трансфертов, на экономию, на инвестиции?

- Как говорится, на бога надейся, а сам не плошай. В ближайшей перспективе будем опираться на двух китов. Один - инвестиции. Мой опыт работы с крупными бизнес-структурами федерального значения дает основания полагать, что это решаемая проблема. И это возможно - работать с инвесторами так, чтобы интересы области стали их интересом. Второй - и не менее важный - поддержка федерального центра. Москва понимает, что на ней лежит часть ответственности за то, что сегодня регион, который не был проблемным, вдруг стал им. И я знаю, что власть готова ее разделить вместе с регионом, и мы вместе готовы идти этим путем.

Нам не хватает в бюджете около двух с половиной миллиардов рублей. Но сначала мы просчитаем все, на чем сможем сэкономить, и какие дополнительные средства найти. И только после этого будем ставить вопрос перед федеральной властью о дополнительной помощи.

- Вы назвали себя антикризисным управляющим. Что вы имели в виду?

- Область в кризисе. Чтобы вывести ее из такого состояния, надо принимать неординарные решения. Не всем они нравятся. Например, мы говорим о 30-процентном сокращении аппарата. А нам говорят: может, мол, не надо, все-таки набирали хороших специалистов по крупицам, потом их снова искать, может, не стоит? Но что лучше: платить низкую заработную плату, задерживать ее или дать возможность людям трудоустроиться, сказав: вы - в резерве кадров и будете нужны, только дайте возможность встать на ноги. А я уверен, что мы встанем. Верю, что сегодняшняя доходная часть бюджета в 6,5 миллиарда рублей к концу года дойдет до 8 миллиардов, а к 2006 году - до 10 миллиардов. Но - за счет совместных действий федерального и областного руководства. Мы действительно более миллиарда изыщем на своей территории - за счет восстановления сельского хозяйства и промышленности, установления партнерских отношений с бизнесом.

- В России, к сожалению, установилась традиция, по которой те, кто помогал избранию губернатора, потом хотят получить отдачу в виде должностей, привилегий, льгот, раздела имущества. Сумеете ли вы защитить Ульяновскую область от этого?

- Инвесторы нам нужны, но еще раз подтверждаю: не их интересы защищает власть, когда создает им условия для инвестиций, - она защищает интересы этого региона, интересы тех, кто получает работу, для кого, собственно, и нужны и инвестиции, и налоги в бюджет.

- Вступив на должность, одним из первых распоряжений вы отменили надбавки к окладам чиновникам администрации. Смогут и захотят ли они работать за небольшую зарплату? Не приведет ли это к витку коррупции?

- Я приглашаю на работу состоявшихся людей, воспринимающих работу в администрации не как кормушку, а как вызов их профессиональным деловым качествам, а это они смогут подтвердить, добившись результата. Кроме того, создается специальная кадровая служба, и ни один руководитель ниже ранга замгубернатора не будет назначен, пока он не пройдет через кадровую комиссию. Мы будем анализировать все - профессиональные и коммуникативные качества кандидата, его способности, послужной список, моральную чистоплотность. Я думаю, окажут в этом содействие и общественные советы, чем помогут мне в управлении Ульяновской областью.

- Как вы собираетесь навести порядок в традиционно коррупциогенных сферах - таких, как региональные госзакупки?

- Закон один для всех. Кто будет воровать, будет сидеть. И примеры сегодняшних уголовных дел по раскрытым хищениям в соцзащите и преднамеренному банкротству цементного завода, думаю, послужат для нечистых на руку чиновников хорошим уроком.

- Предприниматели часто жалуются на чиновников. И еще говорят, что им нужны четкие правила игры, которые уже не будут меняться. Они есть?

- Первое, о чем я сказал предпринимателям на недавней встрече, - областная власть будет максимально открытой. Мы уже разрешили депутатам и представителям общественных организаций присутствовать на аппаратных совещаниях, чтобы люди получали информацию о реальном состоянии дел из первых уст. И бизнесу сказал: мы будем в СМИ сообщать обо всех своих действиях в экономике. Мы готовы открыто за "круглым столом" (и даже с участием контролирующих органов) обсуждать все проблемы, мешающие развитию бизнеса. Реанимируем совет предпринимателей, который будет встречаться с губернатором раз в месяц и откровенно обсуждать все вопросы. Более того, создадим экспертно-консультативный совет по устранению административных барьеров, мешающих развитию бизнеса. Еще в Димитровграде ко мне приходили предприниматели, которые показывали: "Вот, смотри, Сергей Иванович, чтобы мне построить хороший и нужный всем объект, надо подписать лист согласований на трех листах". К нему обязательно требуют кучу документов. И на то, чтобы пройти всю эту чиновничью чехарду, требуется иногда и год, и два. Мы проверили и выяснили, что очень много лишних фамилий. Подписывается заместитель мэра, а под ним - целый его блок. "Зачем, если по закону нужна только твоя подпись?" - "А я, - отвечает, - не могу сам принять решение без них". - "Тогда зачем ты сидишь тут? Сомневаешься - собери своих специалистов и реши вопрос, но не заставляй человека бегать по кабинетам. Если претензии серьезные - рассматривай. Если они высосаны из пальца - не надо смешить народ". И вот эту практику я хочу ввести по всей области. Будем делать все, чтобы дать предпринимателям возможность быстрей строить, открывать магазины, создавать предприятия. Им же от власти много не нужно. Они правы, когда говорят, что для них главное, чтобы власть не мешала. Больше им от нас ничего не нужно. Мне в принципе тоже - пусть работают в рамках закона.

И второе - они должны быть социально ориентированы.

- То есть давать деньги на различные социальные нужды, если попросит мэр или губернатор?

- Нет. В моем понимании это значит, что они должны в полном объеме соблюдать трудовое законодательство, прекратить выдачу зарплаты в конвертах. Это значит, что они должны повысить заработную плату. И не до прожиточного минимума, а как минимум до уровня той продовольственной корзины, что существует на данный момент - а это не менее двух с половиной тысяч рублей. Ведь "вчерне" меньше нигде и не платят!

- Только у бюджетников даже таких денег не бывает...

- И именно из-за черной зарплаты в сфере бизнеса. Мы за год недополучили в качестве налогов миллиард рублей оттого, что была уведена в тень заработная плата. Будь у нас этот миллиард - мы и бюджетникам повысили бы зарплату, да еще осталось бы и на решение других социальных проблем. Поэтому социально ориентированный бизнес - это просто ответственность перед населением города и области. Занимаешься бизнесом - будь добр, приведи свою территорию в идеальное состояние, уважай жителей и следи за прилегающей территорией: освещение, подсветка, правильные архитектурные решения, чистые тротуары, скамейки. Пора становиться настоящими морозовыми, меценатами.

- То есть главное - не "доить" предпринимателей, а просто требовать честной работы?

- Да, если мы будем максимально честными друг перед другом и перед населением области, то в бюджете появятся финансовые средства. Правда, еще предстоит "выправить мозги" и у руководителей муниципальных образований, которые под разными предлогами тормозят развитие бизнеса, не выделяя землю, не предоставляя в аренду площади. Я должен их научить, уговорить, обязать, в конце концов - быть друзьями с теми, кто инвестирует деньги в экономику. Вот такие правила.

- С крупным бизнесом, наверное, сложней, ведь он напрямую влияет на экономику региона. А при желании может оказать влияние и на вас.

- От развития крупного бизнеса Ульяновская область только выиграет. У них цель - прибыль, у нас - налоги. И не надо на меня оказывать какое-то влияние - ни человеческое, ни экономическое. Да и не удастся. Я готов слушать, я человек обучаемый. Но если интересы Ульяновской области будут отличаться от желаний крупного бизнеса, я сделаю все, чтобы соблюсти интересы области, хотя, конечно, постараюсь, чтобы они совпали. И еще: один из главных постулатов политики экономического прорыва - создание для инвесторов хороших условий. Под каждый инвестиционный проект будет назначен от руководства области соответствующий куратор на уровне заместителя губернатора или руководителя департамента - мы должны создать над инвестором такой зонтик, чтобы никто беспричинно не мог на них косо посмотреть или в чем-то отказать. Готовим законопроекты об инвестиционной привлекательности региона. Например, обеспечение готовности реструктуризировать долги предприятий, для которых имеется эффективный инвестиционный проект, или гарантия первоочередного возврата своих долгов. Но уже сейчас могу сказать: лжеинвесторов, которые приходили в область, чтобы путем различных махинаций увести и перепродать наши предприятия, не будет. Для того и создается сейчас совет по инвестициям, который будет тщательно анализировать каждый проект, и все это будет делаться открыто.

- На встрече с руководством "РуссНефти", под контролем которой находятся нефтедобывающие предприятия Ульяновской области, вы обсуждали вопросы сотрудничества в социальной сфере. Не получится ли, что крупный бизнес в обмен на свою помощь в социальных вопросах будет просить какие-то льготы в сфере экономической?

- Я думаю, те, кто пришел в Ульяновскую область всерьез и надолго (а что касается крупных бизнес-структур, то это именно так), сами заинтересованы в создании благоприятной социальной обстановки в регионе, поскольку стабильность только поможет их бизнесу. К тому же и здесь могут быть взаимовыгодные решения. Например, пресловутый ледовый дворец. Некоторые чиновники мне уже предлагали похоронить этот "недострой" и не тратить на него бюджетные деньги. Может, и не надо было браться за него, но дело начато, зажгли у людей надежду. И необязательно снова бросать на это бюджетные деньги - может, правильней будет создать акционерное общество, в которое область войдет со своим пакетом уже вложенных средств, а бизнес-структуры - со своими реальными деньгами и инвестиционными проектами. И будет дворец, который и прибыль принесет, и развитию спорта поможет.

- Как вы собираетесь работать с главами других муниципальных образований? Какой должна быть оптимальная модель отношений с мэром Ульяновска?

- Мы - исполнительная власть, чиновники, поставленные избирателями на эту службу, и поэтому должны работать в единой команде. Мы - партнеры, решающие одну главную задачу, - сделать лучше жизнь людей. Чтобы наши города были чище, удобнее, светлее. И мэру Ульяновска, и главам других муниципальных образований придется очень много работать. Я буду всемерно им помогать.

- Противоречия между губернаторами и мэрами городов часто связаны с межбюджетными отношениями. Город собирает основную массу налогов, но денег в консолидированном бюджете ему достается намного меньше. Как решить проблему?

- Сегодня региональный бюджет, особенно Ульяновской области, больше похож на семейный бюджет в обычной российской семье: либо жене сапоги, либо сыну джинсы. В таком состоянии мы и существуем. Но при этом, заметьте, в семьях сохраняются нормальные отношения. Так же и у нас. Не надо воевать. Все должны понимать, что денег столько, сколько есть. Чтобы было больше денег, надо больше работать - собирать налоги, эффективнее управлять муниципальной собственностью и вовлекать инвесторов.

- ЖКХ Ульяновска далеко не в лучшем состоянии. В то же время тарифы, уже одни из самых высоких в Поволжье, не обеспечивают нормального развития жилкомхоза. Как выйти из тупика?

- Считаю, что не надо переводить ЖКХ в коммерческую плоскость и создавать альтернативные рынки, на мой взгляд, жилищно-коммунальное хозяйство должно оставаться муниципальным. Особенно это касается малых городов и поселков, где альтернативные коммунальные хозяйства не будут прибыльными никогда.

- В нынешнем статусе губернатор - это политик или хозяйственник?

- Губернатор должен быть только хозяйственником. "Политики" в Ульяновской области свое уже сделали.

- Отношения с губернаторами-соседями. Что для вас соседние регионы - пример, опытное поле, возможность сотрудничества?

- И то, и другое, и третье. Нам есть, чему у них поучиться. Например, Николай Меркушкин во время нашей встречи на юбилейных торжествах Республики Мордовия выразил готовность сотрудничать с нами в области сельского хозяйства и переработки продукции. У них сельское хозяйство когда-то тоже было в упадке. И вот за девять лет субъект "стартанул" так, что вышел в передовые. Так что хватит экспериментировать над жителями Ульяновской области, выдумывать и сочинять новые пути. Николай Иванович готов поделиться опытом. Там ведь множество промышленных предприятий не только встали на ноги, но и активно начали заниматься подъемом сельского хозяйства. Сейчас в Республике Мордовия нет ни одного клочка земли, который бы не обрабатывался, на который бы не зашли инвесторы. Они уже имеют возможность прийти и к нам, на площади и животноводческие комплексы, которые мы пока сами не можем самостоятельно поднять. Инвестор, к примеру, будет мордовский. Но занятость - для нас, налоги - для нас, сбыт - тоже в нашей области. Разве плохо?

В ближайшее время будем активно выстраивать систему представительств. Если будет, к примеру, представительство в Свердловской области, то ульяновским бизнесменам, ищущим рынки сбыта или варианты партнерства, будет намного легче установить контакты, что только поможет развитию нашей области.

- Если б совершенно неожиданно Бог послал в областной бюджет 5-6 миллиардов рублей, на что бы вы их потратили?

- Бог если и посылает, то не рыбу, а удочку. Но если б вдруг свалилась такая сумма, в первую очередь направил бы деньги на возврат людям наших долгов. Решил бы вопрос о поднятии зарплаты бюджетникам. Нам стыдно, что их заработная плата ниже прожиточного минимума. Направил бы много средств в качестве инвестиционной составляющей в экономику, в частности - в сельское хозяйство и в ЖКХ, чтобы решить проблемы безработицы, избавиться от существующего коммунального кошмара, чтобы поднять экономику, которая потом сама уже даст области нужные доходы. Ну, и должна область постричься, немного принарядиться, чтобы, как человек, который привел себя в порядок, она улыбнулась и более основательно себя ощущала. Существенную сумму я хотел бы вложить в развитие культуры и спорта.

- И очень важный вопрос - СМИ. К ним может быть два подхода. Традиционный - использовать как рычаг управления массовым сознанием. Идеальный - дать им возможность быть объективными и использовать как зеркало, как инструмент, позволяющий видеть и понимать, что происходит вокруг тебя. Какой выбираете вы?

- Я хочу, чтобы пресса выполняла свою роль - объективного информатора. У четвертой власти - законное право свободы прессы, и никто у нее этого права не отнимет. Мы открыты к общению и готовы поделиться любой информацией. Критику со стороны СМИ я буду использовать как руководство к действию.

- Год назад, во время бала прессы в Димитровграде, журналисты даже независимых СМИ встречали вас на ура. Чем вы так подкупили их?

- Это хорошо, если они и вправду так воспринимали меня, - значит, они приняли, как нормальные, принципы наших взаимоотношений. Но у меня не было под столом мешка с деньгами. Просто с самого начала мы договорились, что должны быть максимально откровенны друг перед другом. Власть не должна обижаться на критические статьи, а обязана по каждому случаю разобраться и дать газете ответ. Раз в месяц мы встречались с главными редакторами СМИ. Но я категорически против того, чтобы мы говорили друг другу слащавые слова. Все эти принципы, надеюсь, мы введем и по всей области. Открытость и честность. Мы добьемся, чтобы все чиновники - департаменты, службы (в том числе на муниципальном уровне) - были максимально открыты.

- Вы любите смеяться? Насколько чувство юмора уместно в среде чиновников?

- Чувство юмора - очень ценное качество, хотя иногда бывает не до смеха. При всей строгости дисциплины в обладминистрации люди должны улыбаться друг другу, тогда и работать будет легче. Вчера на совещании в мэрии, когда целый час разбирали проблемы ЖКХ, все сидели с мрачными лицами. Но выходит руководитель управления культуры, начинает с легкой иронией рассказывать о своих проблемах, и все начали улыбаться. Проблемы остались, но стало ясно, что они разрешимы.

- Любимый вид спорта?

- Смотреть футбол и хоккей. А сам теперь успеваю разве что споткнуться о штангу, которая перешла от меня к детям, - мне уже некогда. Что еще удается, так это автоспорт - погонять на машине.

- Много ли у вас друзей?

- Настоящих друзей много не бывает. Это жена, которая со мной всю жизнь мается, поскольку я все время на работе. Хороший друг в Димитровграде, несколько школьных друзей, совершенно разных в социальном положении, - и рабочие, и бизнесмены.

- Что для губернатора важней - гибкость в действиях и взглядах или твердость и упорство?

- Все четыре качества. Где-то нужно одно, где-то - другое.

- Рабочий день?

- В 6.20 выезжаю на работу, из кабинета выхожу в 23 часа.

- Вы переехали в Ульяновск?

- Нет. Живу все так же в Димитровграде. Каждый день - на работу и с работы. Меня пытаются убедить, что это неправильно с точки зрения руководства и безопасности, но мне нравится так. Я по пути проезжаю несколько населенных пунктов и районов и уже вижу, что делается с дорогами, тротуарами, что в магазинах. Часть области уже по пути под постоянным контролем.

- И с эскортом гаишников, с мигалками?

- Я езжу без мигалок и без ГАИ.

- Бывает, что человек, попадая во власть, меняется, сам того не замечая, отрывается от корней. В таких случаях помогает какой-то стержень, понимание главного, или верный друг, который, невзирая на погоны может одернуть и сказать: "Сергей, ты не прав". У вас есть такой ориентир?

- Я прекрасно помню, как бегал босоногим мальчишкой в Киндяковке, в Железнодорожном районе. Помню, как в те времена ценили Ульяновскую область. И увидел, как с ней поступили, - как с девкой, которой попользовались и бросили. Хочу сделать Ульяновскую область самодостаточным регионом - и в экономическом, и в культурном плане. Это тот стержень, который меня заставляет много работать.

Я собрал команду из людей, которые близки мне, которых я знаю не один год. Они мне всегда могут сказать: "Сергей, ты совершенно не прав". И я это воспринимаю как человеческий, добрый дружеский совет. Именно поэтому я сюда позвал даже некоторых друзей из-за пределов Ульяновской области, сказав им: "Ребята, мне сейчас как губернатору тяжело". Олегу Александровичу, доктору экономических наук говорю: "Приезжай, твои знания нужны. Надо помочь". И он отложил все важные дела, оставил на время семью и приехал.

- На какие силы вы больше всего надеетесь, взявшись за вывод области из кризиса?

- Верю в себя, верю в Бога, верю в команду.


02.02.05

    Темы дня