2011.04. 15 Сергей Морозов: «Авиация начинается с любви»

Губернатор Ульяновской области Сергей Морозов сделал авиацию приоритетной отраслью экономики региона, несмотря на предупреждения специалистов о рискованности такого направления. О путях и проблемах развития авиации, о своих инструментах поддержки отрасли сегодня губернатор говорит в беседе с редактором «Открытого региона» Сергеем Титовым.

—  Сергей Иванович, вы уже неоднократно с разных трибун заявляли о значимости развития авиации и российского авиастроения. Как руководитель региона вы уже ощутили необходимость этого?

— Когда в 2005-м году я начал об этом говорить, я сам еще не осознавал, перед каким пластом проблем и интересных решений нахожусь. Тогда мне было важно, чтобы наше градообразующее предприятие — «Авиастар-СП» — начало работать. Но потом я понял, что это не панацея и этого мало для города, где столько предприятий, связанных с авиацией, и я не просто губернатор, а губернатор авиационной территории. Стыдно стало, что нет иной возможности добраться до Нижнего Новгорода, как на автомобиле. В 2005 году перевезено авиацией только 13 тысяч пассажиров в сравнении с 600 тысячами, перевозимыми в советское время. Стыдно стало, когда увидел, что некогда Ульяновский международный университет по подготовке пилотов и диспетчеров для почти половины мира скукожился до уровня региона. Стыдно наблюдать, как Boeing и Airbus начали создавать свои центры компетенций в России, куда уезжают наши специалисты. И понял, что так дело не пойдет — надо поставить перед собой задачу, высокую планку, чтобы двигаться в этом направлении, одновременно самообучаясь, обращая внимание на проблему всех руководителей нашей страны, стараясь, пользуясь своим статусом, объединить разуверившихся руководителей авиационных предприятий, специалистов, журналистов, чтобы всем вместе начать спасать авиацию. Сегодня могу сказать, что мы продвинулись в сторону успеха. Мы сохранили «Авиастар», тема российской авиации все больше обсуждается на федеральном уровне, государственная машина, порой неповоротливая, начинает разворачиваться в сторону поддержки авиации, но главное — люди поверили, что проблему можно решить.

 — То есть получается, вы в своих решениях пошли не от рыночной востребованности и не от требований экономики, а от политики и даже психологии общества? Решили вместо материального «рынок все решит» или «государство поможет» оттолкнуться от идеального?

— Называйте это, как вам будет угодно, но когда-то, погрузившись в эту тему, я понял, что наша авиация стала активно развиваться благодаря еще и тому, что в начале прошлого века государство культивировало и воспитывало любовь к авиации, и постепенно, шаг за шагом, у авиации появлялось все больше поклонников. Так в отрасль приходили новые таланты, увлеченные люди, без которых развитие авиации невозможно.

— Международный авиатранспортный форум, который вы решили созвать в Ульяновске, — он кроме забот и головной боли что дает региону и областному правительству?

— Нам, России, нужна площадка, где бы ежегодно обсуждались проблемные вопросы и интересные идеи, где бы вырабатывалось консолидированное мнение по всей цепочке авиастроения и авиационного транспорта. МАКС, по сути, стал выставкой достижений народного хозяйства. А для нас крайне важно другое — создать площадку мозгового штурма, экспертную площадку, чтобы двигаться дальше по устранению проблем. Конечно, благодаря ей и мы сможем продвигать Ульяновск как авиационную столицу России и с участием международного экспертного сообщества получать дополнительные импульсы к развитию. И еще: мы бы хотели, чтобы форум стал главной информационной площадкой — чтобы представители из всех видов масс-медиа помогали обществу и властям обратить внимание на поднимаемые здесь проблемы. И тогда коллективно их будет легче решить.

— Вы думаете, у федеральной власти, от которой зависит судьба авиации, будет интерес к выводам и предложениям этого форума?

— Интерес уже есть. И нашу идею официально поддержал профильный вице-премьер Сергей Иванов, изъявивший желание принимать участие в работе форума. Достаточно хорошо к нашей идее относятся президент Дмитрий Медведев и премьер Владимир Путин. Не исключено, что кто-то из них посетит следующий форум, тем более что несколько международных компаний, имеющих опыт в проведении форумов уровня Ле Бурже, изъявили желание принимать участие в организации МАТФ-2012.

— Два года назад возглавляемое вами областное правительство решило по образу и подобию западных авиационных стран создать по классической схеме авиационный кластер как организационную форму развития авиационных предприятий. Дает ли это какой-то эффект?

— Как и с нашим форумом: нельзя каждому в отдельности «вариться в собственном соку». Выйти на новый уровень развития можно только совместно. Мы глубоко изучили теорию кластерного развития, подсмотрели, как это делается в Европе, и создали полноценную структуру, в которой есть управляющая компания, направления и секции, совместные планы. Постарались «перемешать» всех — все предприятия, которые так или иначе связаны с авиацией, создать некую фабрику идей и мыслей, экспертную площадку внутри территории, которая позволяет в ежемесячном и даже в еженедельном режиме обсуждать совместные проблемы, интересные идеи. И мы надеемся, что новые взаимосвязи, это «перемешивание» даст нам синергетический эффект. Почти два десятка тысяч рабочих мест мы сможем создать вокруг авиации за счет малых компаний. Зачем нам тащить интерьеры самолетов чуть ли не из-за пределов России, когда можем делать сами? Почему техническое обслуживание самолетов или перевозка грузов и многое другое проходит мимо нас? Почему мы должны быть такими бедными при том богатстве, которое у нас имеется?

— Что вы относите к богатству?

— В первую очередь — люди. Способные, талантливые, энергичные. Большое количество высококвалифицированных авиационных специалистов.

— Не спорю. Многие тысячи опытных инженеров прибыли сюда почти тридцать лет назад, когда строился авиационно-промышленный комплекс. Но сегодня и авиационные эксперты, и авиастроители говорят о разрыве поколений, когда молодежь уже не восполнила редеющие ряды. Эту проблему облправительство как-то намерено решать?

— Будем искать новые стимулы. Мы только что приняли решение о том, что ребята, которые закончат высшие учебные заведения и пойдут работать в промышленность, получат «входной бонус» — подъемные, который мы им будем давать совместно с предприятием. Кроме того, такие молодые специалисты будут участвовать в областной ипотечной программе. Половину первоначального взноса мы подарим молодому специалисту. Для однокомнатной квартиры стоимостью в миллион это 150 тысяч рублей. Родит одного ребенка — «простим» 25 процентов, второго — еще 25, третьего — «простим» весь ипотечный кредит. Но и это не все. Те молодые специалисты, которые хорошо поработали на предприятии, будут получать по итогам года от регионального бюджета и предприятия так называемую тринадцатую зарплату. Хорошо поработал первый год — получи 20 тысяч рублей, второй год — 40 тысяч, третий — 60 тысяч. И будем рекомендовать, чтобы аналогично поступили и предприятия. Согласитесь, что получить в 13-ю зарплату сначала 40 тысяч, потом 80, а потом 120 —это очень даже неплохо.

Кроме того, мы хотим кардинально изменить ситуацию с подготовкой пилотов и вернуть настоящий международный статус нашему высшему училищу гражданской авиации, который раньше именовался центром гражданской авиации СЭВ. Мы намерены обучать и переобучать пилотов на самолеты иностранного производства. У нас два преимущества: мы можем эту услугу производить дешевле, но главное, учитывая наш опыт, — качественнее. И третье, наверное, самое важное. Одна из самых главных задач, которые мы ставили перед собой, обсуждая идею превращения Ульяновска в авиационную столицу, — влюбить молодежь в авиацию и в небо. Если этого не будет, то не будет у нас хороших специалистов и не решим мы проблемы авиации. Мы просто обязаны поддерживать авиационный спорт. Пусть мальчишки и девчонки собирают и запускают авиамодели, постигают основы полета, учась управлять самолетом с земли, пусть прыгают с парашютом, летают на планерах, учебных самолетах и мотодельтапланах. А нам крайне необходимо через поддержку авиационного спорта решить не только проблему развития авиации общего назначения, чтобы заменить, к примеру, на авиахимработах дорогостоящий Ан-2, который ведет к удорожанию сельхозпродукции. Главное — надо дать возможность молодежи понастоящему болеть небом, увлекать своих сверстников, создавать в регионе такую ауру общей любви к авиации. Уверен, это станет фундаментом авиационного развития региона.

— Признайтесь, Сергей Иванович, особая экономическая зона на базе аэропорта «Ульяновск-Восточный» — это для региона, который стремится развивать авиацию, хороший подарок. Какие надежды на нее вы возлагаете?

— Это для региона, можно сказать, — подарок от Бога. Конечно, на самом деле мы заслужили это тем, что хорошо проработали и подготовили проект портовой зоны к конкурсу Минэкономразвития, в котором победили. Зона станет одним из локомотивов, который сможет подтянуть Ульяновск и превратить его в полноценный и самодостаточный регион. Это важно для нас как самоидентификация, как предоставленная возможность показать, на что мы способны, как мы сможем использовать наработанный опыт, те ресурсы, что есть у нас. Разнообразнейшие направления, так или иначе связанные с авиацией, будут открыты в авиационной портовой зоне, обогащая регион и тех, кто на эту зону придет, давая толчок к новому этапу развития: и сборка самолетов малой авиации, и техническое обслуживание с ремонтом самолетов, и производство авиакомпонентов, и транспортно-логистический комплекс — всего этого еще в Ульяновске не было.

— И как вы оцениваете интерес инвесторов? Он есть? Очередь желающих выстраивается?

— Уже сегодня есть четыре крупных инвестора, по которым приняты решения. Еще шесть ждут, когда появится инфраструктура. Некоторые просят сначала построить им, к примеру, ангары, где они будут готовы затем размещать свои производства. Теперь мяч находится на нашей стороне. Важно сейчас совместно с федеральными органами решительно двигаться в подготовке инфраструктуры — и тогда зона наполнится, потому что выгоды для инвесторов она сулит немалые. А в будущем, когда желающих стать резидентами станет очень много, мы расширим портовую зону — это уже прописано в нашем проекте. И Международный авиатранспортный форум будет в будущем проходить именно на этой площадке, чтобы показать: ребята, не выдумывайте ничего, если ваше производство связано с авиацией, то здесь для вас лучшее место, вот офисы, вот площади, вот, где можете подключиться к техническим сетям… пусть это будет для потенциальных инвесторов своего рода мастер-класс.

— Коснемся больного вопроса, который, кстати, должен обсуждаться и на форуме. Малая авиация, региональная авиация. Вы помните, как в советское время летали самолеты по всей области, центральный аэропорт обслуживал множество авиарейсов в другие регионы России, работала авиация специального назначения. Авиационная жизнь бурлила. Сегодня ничего этого нет, если не считать рейсов Ульяновск-Москва. Понятно, что наступили другие экономические условия и надо возвращаться к этому на каком-то ином уровне. Но как? Или все это экономически невыгодно, и надо с этим прощаться?

— Это экономически выгодно, даже если в ряде случаев рейсы дотируются государством. В политическом плане абсолютное большинство субъектов Российской Федерации — из тех, что задумываются о транспортной доступности — уже давно сказали: да, нужно создавать региональные авиакомпании. Но в конечном итоге все упирается в самый простой и самый сложный вопрос — в самолет. Если перемещаться до Самары или Казани на том же Як-40, то останемся «без штанов», потому что он потребляет много топлива. Полетим на Saab — тоже останемся в таком же виде, потому что там больше кресел, чем будет желающих пассажиров. Нам нужно найти экономичные самолеты вместимостью в 9–12, край — 20 мест. В России, к сожалению, такие самолеты почти не производят, а те, что есть — несертифицированы или экономически невыгодны. Значит, такую линейку для России надо создать. И мы сейчас смотрим, какие самолеты привезти в Россию, пусть даже в виде разработок, чтобы создать здесь сборочное производство. Я считаю, что хорошее будущее может быть у самолета EV-55, разработанного чешской компанией Evektor. Или у Twin Otter, способного работать и в лыжном, и в гидроварианте, что будет очень востребовано на Крайнем Севере и в Сибири. Уже решено, что эти самолеты будут производиться на территории нашей Авиационной особой экономической зоны.

— То есть вы считаете, что если одной из причин торможения развития региональной авиации является отсутствие нужных самолетов, то сначала надо устранить эту причину?

— Да. Потому что создать региональную компанию — не проблема. В этом есть полное понимание, много исследований и предложений о формировании серии пассажирских хабов для воссоздания региональной авиации. Все зависит от самолета. И мы такие самолеты предложим. Думаю, мы могли бы помочь и региону, и стране в восполнении недостатка в еще одном виде самолетов — для авиации общего назначения. Ненормально, когда облет ЛЭП становится буквально золотым из-за того, что производится на вертолете Ми-8, сжигающем море керосина, — все равно что на паровозе ездить в соседний магазин за молоком. Мы видим, что сегодня, не дожидаясь решения проблемы государством, увлеченные авиаторы начали сами заниматься этим активно. Пусть пока у них не очень совершенные самолеты, потому что собраны в гаражах, почти на коленке, но они более востребованы, чем самолет Ан-2, потому что на порядок экономичнее. В течение этого года я намерен изучить весь этот российский рынок, чтобы понять, где и сколько таких конструкторов-умельцев, какие модели наиболее перспективные. Чтобы потом сделать владельцам этих разработок предложение перенести свое производство в Портовую особую экономическую зону, где они будут обеспечены не только административной и финансовой поддержкой, но и постоянным вниманием к проекту государства, потому что практически ежемесячно мы отчитываемся в Министерстве экономики перед руководством правительства и администрацией президента о развитии портовой зоны. А это значит, что назавтра об этом проекте будет знать вся Россия.

— Эксперты утверждают, что региональные перевозки невозможны без поддержки из региональных бюджетов. В то же время у многих регионов просто нет средств на дотации региональных рейсов… Это тупик?

— Эксперты правы. А те субъекты, где говорят о невозможности субсидирования региональных авиаперевозок, показывают, что для них важнее. Но я говорю, что сегодня региональные авиаперевозки поддерживать необходимо, потому что это вопрос развития экономики. Другой разговор — о ценах. Там много странного, как они формируются. Но наша задача — изменить сегмент летающих. Пять-шесть лет назад в Москву летали в основном бизнес и власть. Сегодня, когда пошла на этом направлении конкуренция и цены снизились, уже летают обычные ульяновцы, и уже не 13, а 140 тысяч. Поэтому мы должны четко понимать, что на первом этапе, пока у нас не будет экономичных самолетов, мы должны предусмотреть возможность компенсаций пассажирам, чтобы они поверили в воздушный транспорт и начали им пользоваться. А вырастут объемы перевозок — снизится и их стоимость.

— Среди проблемных тем, предложенных к обсуждению на форуме, есть и вопрос развития интермодальных грузовых перевозок, реализации транзитного потенциала страны. Какое место в этой сфере намерена занять Ульяновская область?

— Скажем так: одно из основных. По большому счету, у Ульяновска уже есть место — оно определено выгодным географическим расположением города, который изначально оказался в центре России, на пересечении торговых путей, идущих с юга на север и с запада на восток. В радиусе 500 километров от нас проживает 20 миллионов человек, находится восемь областных центров, из них три — города-миллионники. Железнодорожный узел, два аэропорта, два речных порта, автомобильное сообщение, крупнейшая грузовая авиакомпания «Волга-Днепр». И наши условия получат особое значение, когда будет реализован уже включенный в Транспортную стратегию России проект новой альтернативной федеральной трассы от Москвы через Ульяновск на Урал и далее в Сибирь с выходом на Казахстан и Китай. Суть нашего проекта «Волжский транзит» в том, что мы должны создать здесь крупнейший мультимодальный транспортно-логистический комплекс, который соединится через железную дорогу, автомобильные трассы и воздушные ворота как с другими регионами, так и с иностранными государствами. И главная его составляющая — грузовая авиация. Огромное количество грузов доставляет в Россию наша авиакомпания «Волга-Днепр», но доставляет через перегруженную Москву. Зачем эти лишние сложности? А у нас — менее загруженное небо. И в будущем международный аэропорт «Ульяновск-Восточный» может стать мощнейшим авиационным грузовым хабом, куда грузы будут доставляться самолетами из стран зарубежья, а затем доставляться в разные города страны через все многообразие транспортных путей, идущих из Ульяновска.

— Согласитесь, что авиация — явление общенациональное, и ее развитие зависит от решений федерального правительства. В то же время вы, еще не зная четких намерений Москвы, делаете авиационную отрасль приоритетным направлением экономики, строите планы ее развития. У вас есть какие-то свои инструменты? Какие?

— Может, сравнение вам покажется не совсем уместным, но когда юноша и девушка понравятся друг другу, и у них зарождаются отношения, которые переходят затем в то магическое состояние, что мы именуем любовью, они не задумываются о том, как они потом будут жить, хватит ли им денег — эти вопросы появятся позже, когда сложится не менее магическое явление — семья. И даже потом, через много лет, у хороших семей любовь и чувство ответственности остаются неотделимыми друг от друга. Так, наверное, началось у меня и у многих ульяновцев — сначала просто любовь к авиации. И я поставил для себя одну из главных задач — сделать так, чтобы мои коллеги поверили в авиацию и тоже реально полюбили ее. Не ожидая каких-то решений федерального центра. Он, я думаю, никуда не денется, когда увидит огромное желание территории заниматься авиацией, ему останется только поддерживать тех, кто хочет что-то делать, а не тех, кто сидит с протянутой рукой, прося денег. Наше отношение к авиации сразу будет понятно нашим партнерам — производителям авиатехники и авиационным компаниям. И уверяю вас, в ответ будут соответствующие предложения, и начнутся отношения, итогом которых будут новые предприятия или авиакомпании. Так развивается синергетический эффект, и у нас появляется все больше сторонников, в том числе и в федеральном центре. А начинается все, как видите, с любви.

 

"Открытый регион" — проект «Издательский синдикат», ЗАО «Коммерсантъ» — Волга», г. Самара

15.04.11

    Темы дня